”рбанизаци€  ита€: всЄ как у людей

¬ “урине открылась многомес€чна€ выставка China Goes Urban, экспозици€ которой отражает прагматическое любопытство архитектора, увлечение исследовател€, получившего шанс наблюдать живьЄм почти завершившийс€ в ≈вропе процесс, и эмпатию фотографа, привыкшего вгл€дыватьс€ в лица людей с любым разрезом глаз.

площадь в Zhengzhou
ѕлощадь у ¬осточной железнодорожной станции в Zhengzhou, 2019, Zhengzhou, провинци€ Henan. фото: Samuele Pellecchia


Ђ„етыре новых города* в  итае задокументированы в реалистической форме с помощью фотографий, и в художественной форме – с помощью видео. ≈сли первый подход мы использовали в цел€х документировани€, то последний предназначен дл€ того, чтобы разрушить определенность и клише, через которые мы часто смотрим на городї.
Samuele Pellecchia (—амуэле ѕеллеккь€), художественный куратор выставки.
*“унчжоу, „жэндун, „жаоцин и Ћаньчжоу

ѕодзаголовок “√р€дущий город” (The city to come) €сно отражает неожиданную, но, возможно, оправданную точку зрени€ на китайскую урбанизацию, как предвестницу всеобщего будущего. «десь речь вовсе не о том, как  итай догон€ет ≈вропу, а о том, как он еЄ обгон€ет, создава€ города нового типа. ѕри этом на повтор€ющиес€ ошибки ошибки —тарого света накладываютс€ новые, но отступать некуда: где город, там блага и возможности, необходимые дл€ жизни в 21 веке, где “негород”, там нет выбора и развити€.

Ќедаром в —Ўј любой населЄнный пункт называют городом, а не деревней, подчЄркива€, что даже 3000 обитателей какой-то точки на карте сверхдержавы обладают правом на минимальную инфраструктуру и “городскую” самоидентификацию, подразумевающую мобильность, а не смерть под в€зами.

Ќичего нового, кроме масштаба: города всегда были продуктом эскапизма, и –им некогда основали люди, бежавшие от всего, что их сковывало, к оковам иного рода. ѕросто в  итае крупные города растут, как грибы после дожд€, формиру€ причудливую среду. „тобы познакомить с ней посетителей выставки, кураторы сосредоточились на четырЄх аспектах*, интересных и дл€ тех, кто никогда не увидит экспозицию.

—порный, но искренний взгл€д научных кураторов выставки, архитектора Michele Bonino и урбаниста, экономиста и географа Francesca Governa на урбанизацию и будущее городов зиждетс€ на умении прин€ть действительность, которое в »талии, пожалуй, в таком же дефиците, как в –оссии.

‘орма предлагает не дословный перевод, а очень близкий к тексту, хот€ и сокращЄнный пересказ кураторских размышлений.

Ќавигаци€

  1. ѕроцессы урбанизации – наиболее очевидна€ дл€ нас (и потому сокращЄнна€) часть исследовани€.
  2. √ородские фрагменты – концептуально отличный от традиционного взгл€д на городскую ткань.  онсерваторам стоит запастись сердечными капл€ми.
  3. √ородска€ инфраструктура – положени€, расшир€ющие пон€тие инфраструктуры за счЄт различных регул€торных про€влений.
  4. √ородское и сельское / сельское и городское – глубоко антиностальгический взгл€д на проблему.

ѕроцессы урбанизации

фермеры в Zhongmu
‘ермеры у Ќовой деревни в «ападном Zhongmu, 2017, Zhongmu, провинци€ Henan. фото: Samuele Pellecchia

—татистические данные и скорость урбанизации в  итае можно охарактеризовать как Ђисключительныеї и Ђбеспрецедентныеї. ќтчет ¬семирного банка о городах  ита€ за 2014 год более чем красноречив. ≈жегодно более 16 миллионов человек переезжают в города. ћежду 1980 и 2010 годами количество жителей в городах, особенно в крупных, увеличилось на 500 миллионов человек и еще 300 миллионов человек, проживающих в сельской местности, переедут в городские районы до 2025 года.

¬ начале двадцатого века темпы урбанизации  ита€, то есть процент городского населени€ по сравнению с общей численностью населени€ едва достигал 10 процентов. Ёта цифра оставалась скромной до 1978 года, когда ƒэн —€опин начал проводить экономические реформы. — тех пор уровень урбанизации быстро рос и в насто€щее врем€ составл€ет почти 60 процентов.

ћенее чем за 40 лет столь быстрое преобразование радикально изменило  итай, превратив его из сельской страны в страну, котора€ €вл€етс€ символом так называемых мегаполисов, то есть городов с населением более 10 миллионов человек, и, одновременно, из бедной, отсталой страны в одного из ключевых игроков мировой экономики.

—оздатели выставки подчЄркивают: уровень урбанизации в ≈вропе примерно 75%, а в —Ўј – аж 82%, причЄм он был тоже достигнут стремительно, всего за несколько дес€тилетий прошлого века в процессе небывалого экономического роста, так что  итай не исключение. ѕоложительные последстви€, вроде снижени€ детской смертности, тоже родн€т все страны мира.

ј что с отрицательными? ¬ макрорегиональном масштабе извечный разрыв между поселени€ми на восточном побережье (которые выросли и включают в себ€ некоторые из самых густонаселенных и экономически динамичных городов на планете – Ўанхай, √уанчжоу и Ўэньчжэнь) и поселени€ми в западной части страны (где есть некоторые беднейшие провинции ) постепенно расширилс€ еще больше. Ќа местном уровне усилились традиционные различи€ между городом и деревней – по отношению к социальным институци€м, собственности на землю и услови€м жизни населени€. ƒаже в городах различи€ между городским населением де-юре и городским населением де-факто, вызванные системой регистрации населени€ 1958 года, привели к резкому усилению неравенства и разделени€ внутри городских пространств.

√ородские фрагменты

Zhaoqing - stroika
ƒемонстраци€ планов, рендеров и чертежей на стройке в Zhaoqing New Town, 2017, Zhaoqing, провинци€ Guangdong. ‘ото: Samuele Pellecchia

Ђ√ородской парк вокруг озера, железнодорожна€ станци€ дл€ высокоскоростных поездов как способ стимулировать рост городов, жилой комплекс дл€ подрастающего среднего класса, промышленный кластер, культурный центр, городска€ деревн€, населенна€ мигрантами, музей, спроектированный звЄздами архитектуры ». Ќа первый взгл€д, китайские новые города можно описать как длинный список разнородной и прерывистой городской ткани. »х можно рассматривать как фрагментированные, как пространства и моменты без четко определенной взаимосв€зи; ансамбль, который нельз€ обозначить единственным описанием или интерпретирующей гипотезой.

“ем не менее, внутренн€€ иде€ фрагментации нетипична дл€ китайских новых городов. ‘рагменты не делают эти новые китайские поселени€ особенными, исключительными или уникальными. Ќапротив, парадоксальным образом фрагментаци€ помогает нам пон€ть китайские города в Ђгородеї и в дискурсе о городе. ≈ще в начале двадцатого века ученые из „икагской школы описывали город как мозаику: каждый фрагмент считалс€ тессерой**, котора€, будучи помещена вместе с другими, порождала урбанистику столь же необычную, сколь и разнообразную. ќднако только недавно удалось преодолеть ностальгию и опасные иллюзии двадцатого века по превращению в уникум того, что не было уникальным.

Ќа основе подобных наблюдений архитектор и критик ќсвальд ћатиас ”нгерс более двадцати лет назад указал на то, что современные города нельз€ рассматривать как уникальные и унитарные объекты.  ак никогда прежде, города не €вл€ютс€ и не будут €вл€тьс€ единым местом, они – это множество мест. “акое видение радикально контрастирует с требовани€ми части дискурса об архитектуре и городском планировании, которые, вдохновленные идеей города как арт-объекта или идеей предполагаемой аутентичности прошлого, утраченной при переходе к промышленному городу, часто рассматривают города с точки зрени€ меры, непрерывности и системы. Ђ√етеротопи€ї ћишел€ ‘уко напоминает нам о прерывистости городского пространства, его множественности и многообразии, в которых физическа€ близость не €вл€етс€ синонимом морфологической, экономической и социальной.

¬ конце концов, новые китайские города доказывают, что дл€ того, чтобы наблюдать за современным городом, мы должны встретитьс€ с огромным, расшир€ющимс€ пространством, а также тем фактом, что мы не можем определить его все более размытые границы. ћы говорим здесь не об изменении масштаба, а о размере частей, составл€ющих городскую ткань, котора€ экспоненциально расшир€етс€, пока не превращает монады в микрокосмы.

ѕланирование и строительство городов в больших кварталах впервые началось в —оединенных Ўтатах и ​​достигло своего пика в строительстве азиатских городов. ѕосле этого люди переключили свое внимание на то, что ƒжордж Ѕэрд определил как форму внутреннего урбанизма, в которой улицы можно рассматривать как пустыри или просто пути, используемые дл€ различных видов транспорта. ярким примером €вл€ютс€ недавние жилые застройки в новых китайских городах: несмотр€ на то, что они часто закрыты снаружи, внутри они содержат не только множество мест и функций дл€ удовлетворени€ потребностей городских сообществ, но и все основные общественные здани€. ќтличный пример – новый музей в „анцз€не, спроектированный студией Vector Architects. ¬нешне он представл€ет собой внушительную, замкнутую и компактную массу, а внутри его пространство разнообразное, как в небольшом городе.

Ќаконец, хот€ авторы вроде архитектурного критика  олина –оу нашли врем€, чтобы попытатьс€ изыскать способ сопоставить фрагменты и преобразовать их в единый образ, их попытки оказались безуспешными. ѕрин€тие фрагмента не означает смирение с своего рода Ђконцом городаї, оно означает изучение картины, в которой основные аспекты и грани урбанизма осваиваютс€ в каждой отдельной части, означает изучение отношений, динамически устанавливаемых между местами.

ѕотому что, если копнуть глубже, какой бы разной ни была городска€ ткань, она рождает другие смыслы, если рассматривать фрагменты как части непрерывно развивающейс€ системы.

”рбанистическа€ инфраструктура

виадук на стройке
∆елезнодорожный виадук на строительной площадке в Zhaoqing New Town, 2017, Zhaoqing, провинци€ Guangdong. ‘ото: Samuele Pellecchia

ѕутешественник в  итае, веро€тно, будет использовать глаза и камеру, чтобы поглощать и фиксировать большие объекты инфраструктуры, такие как виадуки, аэропорты, железнодорожные станции и железнодорожные пути – транспортные сети, которые проход€т через обширные земли  ита€, где происход€т наиболее важные процессы трансформации. Ёти громоздкие объекты – не просто знаки, видимые физические следы, лежащие на посто€нно трансформирующейс€ территории, они представл€ют собой материализацию виртуальной сети обменов, потоков и взаимодействий, которые сопровождают, направл€ют и делают возможными мультискал€рные процессы урбанизации и территориальной перестройки.

¬озьмем, к примеру, новую высокоскоростную железную дорогу. «а последние дес€ть лет было проложено 29000 километров железнодорожных путей, что, несомненно, способствовало достижению политической цели, указанной в ѕ€тилетних планах на 2006 и 2011 годы – св€зать внутренние районы  ита€, которые еще несколько лет назад были частично исключены из стремительных процессов урбанизации. Ётот огромный инфраструктурный план затрагивает как национальный масштаб, так и отдельные населенные пункты. Ќа местном уровне плюсы и минусы таких крупномасштабных инфраструктурных инициатив пол€ризовали расширение городов и установили более или менее строгие границы между участками, предназначенными дл€ городского развити€, и земл€ми, которые должны были оставатьс€ сельскохоз€йственными.

√ородска€ инфраструктура – это не просто транспортна€ инфраструктура, не просто очень €рка€, мощна€, как некоторые сказали бы – Ђобезображивающа€ї инфраструктура, воплощЄнна€ в мосты, путепроводы и железные дороги. “ермин Ђинфраструктураї также включает скрытые подуровни: город, который Ѕруно Ћатур и Ёмили ’ермант окрестили Ђневидимой деревнейї – подземна€ сеть труб, кабелей, каналов и т. д., которые иногда прорываютс€ через поверхность, вход€т в дома и сокращают рассто€ни€ между общественным и частным. ќни станов€тс€ тем, что ћэтью √анди назвал Ђвзаимосв€занными системамиї, поддерживающими человеческую жизнь. ’от€ это Ђобширное подземное царство городских услугї, определенное таким образом Ёшем јмином и Ќайджелом “рифтом, часто держитс€ в тайне, насколько это возможно, оно наполнено символической ценностью, особенно в новых районах урбанизации, где выставл€ютс€ на показ и подчЄркиваютс€ работы по инженерному обеспечению инфраструктуры – чтобы привлечь инвесторов и поощрить любые формы инноваций, а также современного процветани€.

ќднако в двадцать первом веке развиваютс€ и другие виды столь же невидимой, но легкой и нематериальной инфраструктуры. ≈сть еще одна субстрата городского роста не только в  итае, но и во всем мире. ‘актически, городска€ инфраструктура в насто€щее врем€ включает в себ€ все спутниковые системы, сети св€зи, датчики и микроволновые печи, которые используют знаковые объекты нашего времени – смартфоны. ¬ этом отношении показателен  итай. 90 процентов пользователей в  итае используют смартфоны дл€ выхода в »нтернет и навигации в WeChat, известном китайском приложении, которое в прошлом году зарегистрировало 1,2 миллиарда учетных записей, что делает его фундаментальной цифровой инфраструктурой не только дл€ удаленного подключени€ к списку контактов, но и дл€ того, чтобы выполн€ть ключевые финансовые операции, получать доступ к содержимому дополненной реальности и осуществл€ть многие другие функции, облегчающие повседневную жизнь в наших городах, от оплаты такси до заказа сеанса в кинотеатре или столика в ресторане.

¬с€ инфраструктура, котора€ вдыхает жизнь в новые города  ита€, или во все другие урбанизированные районы мира – это не только технологические, материальные и цифровые объекты и устройства. Ёто также, и прежде всего, политические, экономические и социальные структуры. ¬озьмем, к примеру, законодательную и финансовую инфраструктуру, котора€ позвол€ет создавать и продвигать многие новые городские районы в  итае как Ђособые зоныї, знаменитые особые экономические зоны, которые способствовали развитию рыночной экономики 1980-х годов, или новые зоны особого развити€, которые €вл€ютс€ частью амбициозной инициативы двадцать первого века Ђќдин по€с, один путьї.

ќчевидно, что эти особые зоны не были изобретены в  итае, и их географи€ выходит далеко за пределы  ита€. ƒанные, предоставленные ќрганизацией ќбъединенных Ќаций по промышленному развитию (UNIDO), показывают, что быстрый рост Ђособых зонї началс€ в 1970-х годах. »менно эти области, характеризующиес€ сильными инвестиционными стимулами, доступностью недорогой рабочей силы, очень слабой защитой прав рабочих и охраной окружающей среды, стали нормой, рекомендованной международными организаци€ми и учреждени€ми дл€ содействи€ развитию √лобального ёга.

“ипичный китайский пример – политическа€ и социальна€ инфраструктура “хукоу”, знаменита€ система регистрации домохоз€йств, классифицирующа€ каждого человека на основе р€да параметров, присвоенных при рождении. ¬ то врем€ как отношени€ между городом и деревней станов€тс€ все более размытыми и нюансированными с физической точки зрени€ и с точки зрени€ поселени€, “хукоу” по-прежнему обеспечивает четкое различие между тем, что или, что еще важнее – кто €вл€етс€ Ђгородскимї, а кто Ђсельскимї.

—истема “хукоу” кажетс€ хорошей иллюстрацией утверждени€  еллера »стерлинга, определившего инфраструктуру как совокупность Ђправил, регулирующих пространство повседневной жизниї.

»нфраструктуры могут быть очень заметными или скрытыми, материальными или нематериальными, физическими или виртуальными. ќднако они в любом случае представл€ют собой сложный ансамбль инженерии, общества и политики. »нфраструктуры €вл€ютс€ основой урбанизма, даже если мы иногда принимаем их как должное и осознаем роль, которую они играют в нашей жизни, только когда они недоступны, не функционируют или не удовлетвор€ют наши потребности.  ак за€вл€ет ‘рэн “онкисс, без них мы не могли бы говорить о городе.

√ородское и сельское / сельское и городское

велопрокат у метро
¬елопрокат у станции метро Beiyunhe West, 2019, Tongzhou New Town, Beijing, муниципалитет Beijing. ‘ото: Samuele Pellecchia

√ород и деревн€. »х, вроде бы, легко идентифицировать и пон€ть, где кончаетс€ город и начинаетс€ сельска€ местность. √ород – это огни, небоскребы, дороги, движение, массы людей, а сельска€ местность – это фермеры, тракторы, засе€нные пол€ и медлительно-расслабленна€ атмосфера.

“ем не менее, взаимоотношени€ между городом и деревней – одна из самых обсуждаемых тем в урбанистике и, в то же врем€, одна из наименее подход€щих дл€ простых дихотомических интерпретаций. ≈Є часто рассматривают как противопоставление двух миров, городского и сельского, неизбежно наход€щихс€ в конфликте – неровные или неравные отношени€, потому что город Ђпобеждаетї сельскую местность.

 орни этой точки зрени€ следует искать в западной мысли, котора€ продолжает подпитывать ностальгический, регрессивный образ предполагаемого потер€нного прошлого и предполагаемой Ђестественнойї сельской местности на фоне полностью искусственной городской среды.  ак если бы город все еще был окружен стенами, а сельска€ местность по-прежнему характеризовалась тем, что фермер с мотыгой через плечо ковыл€л пешком, чтобы ухаживать за своим огородом. ѕерспектива, котора€ отрицает очевидные и тревожные доказательства того, что даже мы как люди, €вл€емс€ естественными существами и что мы одновременно €вл€емс€ наиболее опасными существами на планете. Ќамного хуже, чем сорн€ки, саранча, вирусы и бактерии.

 огда ћайк ƒэвис исследовал Ђкварцевый городї в калифорнийской пустыне, он с плохо замаскированной иронией писал, что мы инфицируем еЄ существами, бегущими бог знает куда в нелепых спортивных костюмах, за которыми наблюдают сбитые с толку пумы.

¬  итае город и сельска€ местность, городские и сельские районы, несомненно, имеют очень мало общего с формами и характеристиками поселений. √ород и сельска€ местность, городские и сельские районы – это в первую очередь категории, установленные государством, которое решает, что, с точки зрени€ законодательства, €вл€етс€ городским, а что сельским: там это два режима владени€ землЄй (городска€ земл€ €вл€етс€ государственной собственностью; сельска€ земл€ €вл€етс€ коллективной собственностью) и две категории граждан (согласно так называемому “хукоу“, который с 1958 года разделил китайцев на городских и сельских жителей). ќднако эта регул€тивна€ Ђлотере€ї не помогает нам пон€ть то, что мы видим, не помогает нам пон€ть, действительно ли существует различие между городом и деревней, между городской и сельской местностью.

ћаленькие виллы и небольшие площади в новых городах, построенных вдоль ∆елтой реки в провинции ’энань плохо подход€т дл€ тракторов или амбаров дл€ сушки кукурузы. Ђ√ородские деревниї – это просторы сельской местности, буквально окруженные небоскребами, центральными деловыми районами, автомагистрал€ми и станци€ми высокоскоростных поездов. мы можем сразу пон€ть, что разделени€ между городской и сельской местностью нет, наблюда€ за городом „жэнчжоу и его линейной урбанизацией по направлению к  айфэну, разрастающейс€ урбанизацией ѕекина или дельты ∆емчужной реки.

Ёш јмин и Ќайджел “рифт писали, что город есть везде и во всем.

Ёти города / “негорода” и эти сельские / несельские районы, будь то в  итае или в другом месте, кажутс€ все более хамелеоноподобными. ѕо словам јнании –о€, урбанистические “хамелеоны” пр€чутс€, маскируютс€, приближаютс€ и удал€ютс€, по€вл€€сь там, где их меньше всего ожидаешь встретить.

¬озможно, четкое разделение между городом и деревней, городской и сельской местностью существует только в нашем сознании. Ќо это различие разрушаетс€, как только мы пытаемс€ взгл€нуть на реальность. Ћюбую реальность. Ќапример, Ђразрастание городовї на высоких равнинах у подножи€ холмов Ћомбардии или линейную урбанизацию вдоль ¬иа Ёмили€… ѕотому что даже в »талии, стране Ђста городовї и Ђмаленьких мегаполисовї, граница между городом и деревней, городской и сельской местностью становитс€ все более размытой.

ѕригород находитс€ между городом и деревней: это кажуща€с€ бесконечной экспанси€ небольших вилл и складов, пересекающихс€ автомагистралей, соедин€ющих торговые центры, производственной де€тельности и жилых комплексов. –азрастание, образ города, который простираетс€ над сельской местностью, который покрывает еЄ, извива€сь, как спрут, и распростран€етс€, как лесной пожар.

”дивлены ли мы? —тремимс€ ли мы к четкому и определЄнному разделению между городом и деревней, между сельской и городской местностью? » что такое пригород, если не смесь всего понемногу, неудобоварима€ комбинаци€, часто рассматриваема€ как доказательство того, что попытки регулировать пространство обречены на провал? ”верены ли мы, что нам нужно разграничивать, устанавливать рубежи и пределы, или это порок, дефект нашего ума, привыкшего упрощать мир, чтобы не потер€ть себ€ в его сложности?

”становление границ означает каталогизацию и различение. ќно включает в себ€ применение дисциплинарной силы (по ћайклу ‘уко), в которой запрограммированное разделение и разграничение позвол€ет нам назначать четкую, точную и заранее установленную роль каждому маленькому участку пространства и каждому человеку в этом пространстве. ѕо словам ∆оржа  ангильема, вс€кий, кто пытаетс€ избежать этих ролей, и всЄ, что не может содержатьс€ в этом предопределенном разграничении, €вл€етс€ про€влением патологии.

“ем не менее, городска€ жизнь уже спр€тана во взаимоотношени€х между городом и деревней, и жизнь побеждает любую диаграмму силы, любую попытку разграничени€, любую очевидную патологию или нормальность.

≈ще в 1921 году ћакс ¬ебер сказал нам, что дл€ того, чтобы пон€ть что-либо о городе, нам нужно смотреть за пределы города. ¬ебер изучал средневековый европейский урбанизм, чтобы определить характеристики города в его эпоху. ќдна из многих красивых и важных мыслей, которые он записал в 1921 году, заключалась в том, что дл€ понимани€ города мы должны смотреть за пределы города, в сторону сельской местности, потому что город и сельска€ местность неразрывно св€заны.

» эта неразрывность, возможно, заставл€ет нас отступать и думать, что, может быть, нет необходимости накапливать разграничени€, а вместо этого стоит изучать отношени€, понимать, где люди сп€т и работают, и откуда берутс€ повседневные предметы.

Ћитиевые батареи, которыми питаютс€ наши компьютеры, планшеты и смартфоны, еда, которую мы едим, одежда, которую мы носим: какова их истори€ и географи€? Ѕезусловно, это не географи€ различий, а географи€ пересечений и наложений, обменов и потоков. —ледите за вещами: следу€ за вещами, мы понимаем, что если в средние века внутренн€€ территори€ города была непосредственно окружена сельской местностью, позже территори€ урбанистики постепенно росла и теперь потенциально включает в себ€ весь мир.

√ород и внутренние районы страны – единое целое, не две противосто€щие сущности, а часть Ђгородской ситуацииї, котора€ постепенно разрослась и включает в себ€, по словам Ќила Ѕреннера, всю планету.

*тессера – кубический элемент древнеримской мозаики.

јвтор:



”же 3 мнени€ на тему “”рбанизаци€  ита€: всЄ как у людей”


  1. ≈вгений says:

     ороста урбанизации задушит землю без биоархитектуры Ц клона тотального биогеоценоза земли.

  2. Natalia Shustrova says:

    ≈вгений, лично € не верю в то, что урбанизацию можно обойти. ћне кажетс€, еЄ можно только преодолеть постфактум.

  3. ≈вгений says:

    ¬сЄ верно. ћы обречены. ≈сли счастливо, то по пути предлагаемым ѕавлом  азанцевым. ≈сли трагично, то идЄм, не сворачива€, осуществл€€ бездумные, проекты, наращива€ отрицательный потенциал в соперничестве с ѕриродой. Ќоосфера ¬ернадского не предполагала волюнтаристских циклонов вли€ющих на урбанизм. ¬спомним северные города, п€тиэтажки в деревне, ковровые многоэтажные гетто.

ќставить комментарий

¬аш email никогда не будет опубликован. ќб€зательные пол€ помечены *

≈ще про novosti

≈ще про выставка

≈ще про градостроительство

≈ще про мнение

≈ще про социологи€ архитектуры

≈ще про теори€ архитектуры

поделитьс€ вконтакте поделитьс€ на фейсбук
подписка на новостную ленту архитектурного блога RSS  арта