јрхитектура как широкое поле дл€ мысли

текст: © Lebbeus Woods и Corrado Curti, перевод © Ќатали€ Ўустрова

ƒиалог  оррадо  урти и Ћеббеуса ¬удса

ѕроекты и статьи Ћеббеуса ¬удса обнажают глубокую пропасть между мыслью и практикой архитектуры, поэтому их часто пробуют на зуб высокопрофессиональные и порой равнодушные теоретики.
ЂЁкспериментальный архитекторї обитает в пространстве, пролегающем между полюсами, путешеству€ в одиночестве по неисследованным област€м, где неизведанные пути св€зывают разломы. Ёто странник в странном мире.

 . . ‘ейнман сказал, что науку можно трактовать как Ђ результат исследований, продуктивно перепроверенный новым опытом, и не всегда довер€ющий прежнему опыту человечестваї* — другой стороны,  арл ѕоппер в ЂЋогике научного исследовани€ї* пишет: Ђ Ќужно свыкнутьс€ с мыслью, что мы не должны смотреть на науку как на Ђсокровищницу знанийї, а скорее Ц как на систему гипотез или систему предположений, справедливость которых в принципе невозможно оценить, но с которыми мы работаем, пока они срабатываютї.
’от€ архитектуру не назовешь позитивной наукой, эти дефиниции можно распространить и на нее.  уда и как в архитектуре можно применить научное мышление?

Ћ.¬. Ќа уровне ‘ейнмана и ѕоппера наука предстает как нечто весьма творческое и гипотетическое, апеллирующее к люд€м с развитым воображением, чтобы дать им немного нового и оригинального по форме. “ака€ наука значительно меньше занимаетс€ исправлением или перегруппировкой того, что нам уже известно, а также раздачей оценок. јрхитектура во многом на нее похожа.
—уществует повседневна€ архитектурна€ практика, переделывающа€ и по-новому компонующа€ известные вещи. ќфисные здани€, проекты жилых домов и моллов просто совершенствуют свойственные моменту вкусы и традиционную типологию. ќни отвечают запросу новизны, но не стрем€тс€ стать чересчур новыми. ѕотому что степень новизны зависит от того, насколько мы хотим изменить свою среду обитани€.
¬ысшие, действительно творческие уровни науки здорово вдохновл€ют, но только тех архитекторов, которые стрем€тс€ совершить рывок, разрешить задачу, котора€ прежде не существовала или осталась неразрешенной. ƒл€ других, Ђповседневныхї архитекторов наука такого рода малоинтересна, и пользы в ней тоже мало.
¬ажно пон€ть, что есть разительное различие между наукой и архитектурой. Ќаука исходит из того, что существует истина, которую можно обнаружить и изучить, скажем, структура атома или происхождение вселенной. ¬се творческие научные силы сосредоточены на решении четко обозначенных задач или их отдельных аспектов. јрхитектура экзистенциальна. Ўтука в том, что ее гипотезы и теории противосто€т посто€нно растущим запросам человека. ’от€ она отвечает базовым ментальным и физическим запросам человека, задача архитекторов не сводитс€ к архивации вечных законов и форм. »м нужно дать человеку возможность полностью реализовать свой потенциал, каким бы он ни был. Ќаучное мышление Ц небольшое подспорье в этом деле.

 . . “ермин Ђэкспериментальна€ї употребл€етс€ в современном архитектурном дискурсе так широко, что зачастую становитс€ размытым и неопределенным. —егодн€ экспериментом называют и интеграцию программного обеспечени€, позвол€ющего создавать и контролировать формы, в процесс проектировани€, и внедрение новых технологий в строительство, и введение в практику новых материалов. ¬ы на прот€жении многих лет исследовали, можно ли определить поле экспериментальной архитектуры как точную область архитектурной практики. —формулировать можете?

Ћ.¬ ѕопросту говор€, эксперимент Ц это проверка идеи или гипотезы, задаетс€ вопрос Ђа что будет, еслиЕї, чтобы увидеть, сработает ли посылка в реальности.
Ёксперимент Ц не создание гипотезы: это удел теории. ќн также не подразумевает применение Ц это удел практики. ѕоле эксперимента Ц промежуточное. ≈сли использовать научную терминологию, он происходит в лаборатории Ц в ограниченном пространстве и при контролируемых услови€х. ¬ архитектуре он обычно принимает пространственные, визуальные формы: рисунка или макета, а чаще Ц компьютерной модели. ¬ последствии эксперимент может эволюционировать при участии автора и других архитекторов Ц в зависимости от их веры в гипотезу и потенциальную пользу от применени€ на практике.
я всегда считал, что важно сделать эксперимент точно очерченной де€тельностью на архитектурном поле, поскольку его природа в современном мире посто€нно мен€етс€. ¬ прошлом роль зданий и архитекторов, которые их проектировали, была четко обозначена, потому что у общества была иерархическа€ структура. ѕотребность в теории сводилась к минимуму: люди четко знали, что им нужно от архитектуры, и варьировались только стили, а также аранжировки известных, исторически опробованных компонентов.
—ледовательно, не было нужды в экспериментах на поле Ђпромежуточногої проектировани€.  ак бы архитектор не экспериментировал, он это делал в рамках нормального процесса. ƒо того как архитектор и заказчик Ђприговорилиї себ€ к всеобъемлющему строительству, не было гипотез, нуждавшихс€ в подтверждении.
Ќо все изменилось, когда наше общество в глобальных масштабах само стало мен€тьс€ все быстрее и быстрее. ѕочти ежедневно по€вл€ютс€ новые технологии, которые внос€т перемены в образ жизни людей. —толь же часто происход€ перемены в политике и экономике.  ажетс€ очевидным, что скорость перемен подошла к черте, где происход€т качественные и структурные изменени€. ѕотребность в пространстве нового рода растет, но практикующим архитекторам не хватает времени или темперамента чтобы исследовать новые возможности. “аким образом, возникает потребность в архитекторах- экспериментаторах, посв€щающих себ€ такого рода исследовани€м.
Ёто исторически совершенно нова€ ситуаци€, и € убежден, что архитектура все же должна на нее ответить. RIEA (»сследовательский институт экспериментальной архитектуры), как € всегда рассчитывал, создаст пример того, что можно сделать.

јвтор:
—траницы: 1 2 3


ќставить комментарий


≈ще про современна€ архитектура

≈ще про теори€ архитектуры


поделитьс€ вконтакте поделитьс€ на фейсбук
подписка на новостную ленту архитектурного блога RSS  арта